История одной судьбы

Анализируя свой клинический и жизненный опыт, хочу поделиться своей семейной историей, рассказать об опыте прошлого, которые в тяжёлые моменты дают силы продолжать жить в наше непростое время.
Хотелось бы узнать мнение коллег, прочитать их семейные истории, способствующие становлению в профессии.
Возможно, некоторые моменты могут показаться сказочными эпизодами, но жизнь преподносит нам и не такие сюрпризы.
Отец моей бабушки Фаины (родилась она в 1911г.) из рода крымских татар, окончил Санкт-Петербургский университет, факультет руссоведения. По протекции своего брата, входящего в число первых лиц приближённых Бухарского Эмира, был приглашён преподавателем русского языка к детям Эмира, по решению которого, оба сына должны были получить европейское образование.
Мой прадед перевёз семью, в которой из четырёх детей бабушка была самой младшей, в Бухару. Обладая великолепной памятью, она вспоминала эти годы как одни из самых ярких и счастливых.
Всё закончилось в один день. Волны Великой Октябрьской революции докатились и до столицы. Эмир с семьёй эмигрировал за границу. По городу стали ходить вооружённые люди, выдающие себя за революционеров. Врываясь в богатые дома, забирали всё ценное. При сопротивлении убивали.
Пришли они и в дом моего прадеда. По рассказам бабушки, прадед вышел к ним в халате, расшитом золотом, пожалованным Эмиром. Как она думала, бандиты испугались столь высокопоставленного вельможи и ушли, ничего не тронув.
В ту же ночь прадед умер от инфаркта. Через несколько лет от тифа погибла моя прабабушка, детей разобрали родственники.
Бабушка попала к дальним родственникам, которые заявили ей, что все ценности семьи пропали, её дом продан за долги, кормить её нечем. Одиннадцатилетней девочке сделали метрику, по которой ей было 15 лет, и отдали в медучилище при медресе, благо там было общежитие. Так начался её долгий путь в медицине.
Я всегда поражалась уровню образования того времени. Мои дед и бабушка, никогда не сталкивающиеся с этим в своей практической деятельности в медицине, при изучении мною анатомии наизусть помнили названия 12 пар черепно-мозговых нервов!
После окончания училища, моя бабушка Фаина, получив диплом фельдшера-акушерки, стала обслуживать четыре участка. Врачей и среднего медперсонала не хватало, приходилось выполнять самую разную работу. Вместо транспорта – лошадь, на которой можно ездить только верхом, т.к. в отдалённые кишлаки по горным тропам по — другому не проедешь. Несколько раз нападали волки, один раз ранили басмачи, что чудом не закончилось ампутацией ноги (в 22 года (!)).
Вот несколько случаев из её рассказов.
Роды у первородящей, 16 лет, узкий таз, крупный плод. 2-е сутки. Сердцебиение плода не определяется. Ребёнок погиб. Родовая деятельность отсутствует. Надо спасать жизнь женщины.
В домашних условиях, ГВОЗДЁМ, пришлось делать краниотомию (плодоразрушающая операция, направленная на уменьшение объема головки плода с целью родоразрешения через естественные родовые пути. плода по жизненным показаниям матери). Иначе, бабушке живой вряд ли удалось оттуда выйти. Родственники девушки после её слов, что ребёнок мёртв, предупредили – не спасёшь мать, останешься вместе с ней. Женщину удалось спасти. До сих пор не представляю, какое мужество и хладнокровие нужно было иметь в этой ситуации!

Через несколько лет — на одном из её участков вспышка эпидемии чумы. Приказ Минздрава – изолировать все санэпидочаги. В составе санотряда подворовый обход. Новых случаев заболевания не обнаружено.
Вызывает сомнение лишь одна семья. Глава семейства – уважаемый человек, председатель сельсовета. В доме проживают мать хозяина, жена и пятеро детей. Жена и дети отсутствуют – по словам мужчины, уехали погостить к родственникам в другой район.
Настораживает поведение матери хозяина. При приближении к тандыру (печи для выпекания лепёшек), пожилая женщина начинает суетиться, стараясь отвести от него посетителей.
По настоянию бабушки, при более внимательном осмотре печи, под ним был обнаружен подвал, где находились пять полуразложившихся детских трупов и умирающая женщина – жена хозяина. По словам мужчины, он не хотел «позора такой стыдной болезни»…
Следующая ситуация не имеет отношения к медицине, но с моей точки зрения заслуживает внимания.

В те годы моя бабушка Фаина уже была студенткой вечернего отделения Самаркандского медуниверситета. Днём работала на амбулаторном приёме, потом бежала на занятия.
В общежитие возвращалась поздно вечером.
В городе было неспокойно. Настоящая власть принадлежала бандитам. На стенах домов – надписи: до 10-ти вечера город Ваш, после 10-ти – город наш.
Из всех ценностей у Фаины оставалась только одна памятная вещь – серебряные часики матери. Худенькая, рост 156 см, она торопилась изо всех сил. Когда до заветных дверей общежития оставалось несколько десятков метров, от деревьев отделились две высокие тени. Один из мужчин подошёл к девушке, схватив за руку, проговорил: «Ну, цыпочка, попалась!» Неожиданно для себя Фаина, показывая на запястье, проговорила: «Ещё без десяти десять, без десяти!»
Бандиты оказались с чувством юмора. Расхохотавшись, её отпустили со словами: «Ну, раз без десяти, то беги». Оставшиеся метры она пробежала на одном дыхании.
Считаю, что быстрота принятия решения в сложных ситуациях – черта характера, без которой невозможно работать в нашей профессии.
И, наконец, ситуация, которую я упоминала в своей статье «Мой путь в профессию».
Моя бабушка встретила, как она говорила – мужчину своей жизни – моего деда. Счастливый брак, появление первого общего ребёнка – моей мамы (дед до этого был женат и имел двух дочерей от первого брака, воспитанием которых занималась бабушка).
Мой дед в то время был уже состоявшейся профессионально личностью – доктор мед. наук, заведующий крупнейшей санбаклабораторией г. Самарканда. Началась Великая Отечественная война. Бабушка стала известным дермато венерологом, у неё лечились высшие чины, сотрудники НКВД.
После появления пенициллина поток пациентов резко увеличился. Излечиться от гонорейной инфекции после нескольких инъекций – тогда это напоминало чудо. Благодарность пациентов и известность в определённых кругах принесла не только достаток, но и спасло жизнь всей семье.
Кто-то из «добрых людей» написал донос на деда. По словам доброжелателя, мой дед занимался изобретением бактериологического оружия для служб вермахта. Ночью зимой 1941 года за ним пришли.
Бабушка несколько месяцев искала его по всем тюрьмам. Местонахождение «врага народа» тщательно скрывалось. Наконец, один из бывших пациентов, работавший в высших кругах НКВД, под большим секретом сообщил место нахождения деда. Благодаря огромным усилиям бабушки, при помощи «благодарных пациентов» ей удалось добиться приказа об освобождении деда.
Когда она в четыре утра приехала с документами за дедом, её попросили подождать до утра. Только благодаря вмешательству её «покровителя» её допустили к деду.
Увиденное ужаснуло. Дед, будучи до тюрьмы человеком, склонным к полноте, при росте 175 см весил 40(!) кг. Самостоятельно он передвигаться не мог. Бабушка буквально на себе дотащила его до машины. Потом был длительный курс реабилитации…
Они прожили долгую и спокойную семейную жизнь. Всем 4-м дочерям дали высшее образование – моя мама и её старшая сестра пошли по стопам родителей. До последней минуты дед ухаживал за тяжело уходящей из жизни бабушкой (ишемический инсульт).
Светлая им память.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *