Разные стороны медали работы в медицине

Впитавшая с детства установку, о том, что самое важное на Земле — это человеческая жизнь, воспитанная на книжных идеалах, до сих не могу принять многие вещи, которые не изменились с того времени, когда я делала свои первые шаги в своей сложной, но такой любимой профессии.
Одна из них, с моей точки зрения, крайне актуальная тема остаётся одной из самой обсуждаемой и важной и в наше время. 
Вопрос взаимоотношений между медиками и пациентами сейчас один из часто встречающихся на первых полосах СМИ. Мне так же хочется поделиться значительно менее муссируемой, но не менее значимой частью лечебного процесса: построением взаимоотношений между врачом и младшим медперсоналом. 
Начинала я свою работу на медицинском поприще с 18 лет после «санитарской» практики в отделении урологии в должности санитарки. Были летние каникулы, мне хотелось посмотреть на медицину «изнутри», заработать «свои» деньги (несмотря на обеспеченность семьи, с детства ненавидела допекать родителей просьбами денег, всё, в чём нуждаюсь, родители и сами дадут, а на большее можно заработать и самой).
В то время медсестры (м/с) отделения были для меня царь и Бог в одном лице. Кто я? Студентка, перешедшая на второй курс, а они специалисты с медицинским дипломом. Дежурства были круглосуточными, в ночь за отделение несла ответственность дежурная м/с, и нужно отдать им должное, никаких серьёзных ЧП за время моей пусть недолгой, но насыщенной событиями работы не наблюдалось.
Но при всём при этом врач был беспрекословно недосягаемой фигурой, возможно в этом отличие хирургических отделений от терапевтических и амбулаторного приёма.
До сих пор остаётся тяжёлым осадком следующий случай.
Ночью меня позвали убирать за агонизирующим пациентом, который буквально «плавал» в собственной крови вперемежку с каловыми массами. Как я сейчас предполагаю, он погибал от профузного кишечного кровотечения. Дежурный врач переливал ему кровь, но кровотечение не останавливалось. Была констатирована остановка дыхания и биологическая смерть пациента.
В палате находилась дочь пациента, которая с криками бросилась к врачу, собирающегося молча уйти после регистрации факта летального исхода. Тот оттолкнув её, попытался уйти. При попытке м/с как-то остановить его, на просьбу оказать помощь родственнице пациента, у которой началась истерика, закончившаяся обмороком, врач в грубой форме ответил, что та лезет в дела не её компетенции. Отдал распоряжение дать дочери умершего нашатырный спирт, а мне приказав привести палату в порядок, ушёл. Мы с м/с приводили в чувство пациентку, потом я провожала её до вызванного такси.
Мне трудно объяснить поведение врача, возможно, это пресловутый синдром профессионального выгорания. Причём этот синдром встречается у представителей самых различных профессий, не зависит от возраста и стажа, занимаемой должности. 
Т.к. я являлась самым низшим звеном в медицинской иерархии, мне пришлось вкусить все «прелести» отношения к себе пациентов и м/с. Возможно, эта «школа» помогает мне сейчас сохранять спокойствие и выдержку в неоднозначных ситуациях, часто встречающихся в последнее время, благодаря переводу «мед. помощи» в мед. услуги.   
Тогда меня пациенты и врачи называли Алёной, я была на хорошем счету как сотрудник. И тогда один из врачей старшего поколения подозвал меня и серьёзно сказал: помни, что ты — будущий врач. И пока ты будешь чувствовать себя Алёнушкой, Алёной и на «ты» останешься на всю свою профессиональную деятельность. С той минуты я стала Еленой Владимировной, с улыбкой, но твёрдо представившись пациентам. Позже и врачи перешли ко мне на такое обращение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *