Врач всегда врач

Как хочется вернуться в те безоблачные дни юности, когда всё ещё впереди, когда искренне веришь, что можешь всё, и даже чуточку больше…
Яркий солнечный день. Лето. Настроение замечательное – первый год аспирантуры, еду в институт согласовать план учёбы. Белый костюм, в руках пакет с учебниками. 
Переполненный троллейбус, набитый людьми. Подъезжаем к очередной остановке. И тут разверзлись хляби небесные: раскат грома, молния, сплошная пелена дождя. Людей в салоне всё больше…. Все с нетерпением ждут, когда же, наконец, поедем…
Вдруг раздаётся мужской крик: «Есть врач?» Какая-то внутренняя сила буквально выносит на улицу. 
Картина впечатляющая: около передней двери, в большой грязной луже лежит женщина лет пятидесяти, по всем признакам без сознания. С двух сторон на коленях перед ней стоят два здоровых мужика, и со всей дури давят ей на грудную клетку. Вероятно, думают, что делают непрямой массаж сердца. Понимая, что кроме как переломом рёбер эта «помощь» ничем не закончится, отгоняю их, и прошу переложить женщину на относительно сухое место.
Из сбивчивого рассказа водителя (одного из мужчин) выясняю, что женщина заходила в троллейбус, взялась за железный поручень, и в этот момент в неё ударила молния. Женщина посинела, упав на асфальт без сознания.
Всё это выслушиваю, проводя первичные реанимационные мероприятия (спасибо кафедре реаниматологии и муляжам, на которых отрабатывались все действия до автоматизма). Пульс, дыхание у пострадавшей отсутствуют. 
Примерно через 3 минуты после начала оказания помощи появились признаки самостоятельного дыхания. Она открыла глаза и даже попыталась сесть.
Когда оказываешься в такой ситуации, всё посвящено только одному: лишь бы задышала…. При появившихся признаках стабилизации состояния пациентки, наконец, появилась возможность оценить ситуацию со стороны.
Зрелище запоминающееся: я в своей белой юбке стою на коленях в той самой грязной луже, откуда вытащили пациентку. Дождь идёт стеной. Рядом валяется пакет с учебниками. 
Изо всех окон троллейбуса лица людей. Все молча наблюдают за происходящим. На мою просьбу вызвать «Скорую» никто не откликается: сотовых тогда не было, а под дождь никому выходить не хочется. 
Наконец, водитель бежит к телефону-автомату…. 
Подъезжает «Скорая». Пациентку забирают. Вокруг бегут прохожие, прячась от дождя. 
Мне же терять нечего – мокрая насквозь, с грязными разводами на коленях, босоножки в руках, пытаюсь зайти в подошедший троллейбус. Мой давно ушёл. Пассажиры от меня непонимающе шарахаются.
Съездив домой и, переодевшись, попадаю, наконец, на встречу с шефом. Тот мне рассказывает, что к нам в стационар поступила тяжёлая пациентка с электротравмой. Выясняем, что это моя пострадавшая. Пока в палате интенсивной терапии.
Озадаченный вид шефа: надо бы вспомнить основы реанимации…

 Психиатр-нарколог Рашевская Е.В.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *